amonov (amonov) wrote,
amonov
amonov

Categories:

Тулузский душегуб - порождение европейской толерантности.


22 марта была поставлена точка в истории тулузского душегуба. Эта история пострела не только Францию, но и весь мир. Но драма происходившая на глазах миллионов тихо превратилась в фарс. Власти Франции показали свою полную несотоятельность. Но еще более идиотски повела себя либеральная общественность этой страны, аналог нашего креативного меньшинства.

По началу либералы Франции обвинили в убийствах французских националистов, искать начали террориста типа Брейвика. И даже были обвинены кандидаты в президенты Франции, дескать они призывали решать проблему с нелегальными эмигрантами, а это якобы оказалось призывом к насилию.

Зато когда убийцей оказался араб, то тут же раздался плачь о том, что проглядели, не воспитали, мало убийца в жизни хорошего видел, и вообще это общество виновато. И вроде как убийца стал превращаться в жертву.

Финалом стала операция по задержанию. Брать живым этого "вольного стрелка" никто не собирался. Что потом с ним делать? Вон Брейвика живьем взяли и мучаются. Человек настрелял на смертную казнь, а по закону может получить лет двадцать. Поэтому французы устроили шоу в прямом эфире. Сутки с террористом вели переговоры, хотя его можно было взять под руки на улице без всякой шумихи. Но французской власти нужно было сделать из обычного душегуба супергероя, чтобы полиция могла отчитаться о обезвреживание самого великого монстра всех времен и народов.

Шоу было нужно чтобы силовым структурам Франции меньше задавали неудобных вопросов. Ведь достаточно посмотреть послужной список Мохаммеда Мера, то возникает вопрос - что делал этот человек на свободе, хотя ему давно пора зону топтать. С детства Мера не работал ни дня. Занимался грабежом и разбоем. Но вот ему исполнилось 18 лет и его посадили в тюрьму за очередной гоп-стоп. До того по возрасту ему все сходило с рук. Вот тут Мера и обиделся на общество. Еще сильней он обиделся когда его не взяли в армию по судимости. Но горевал он недолго и завербовался в мусульманские террористы. Проходил подготовку в Пакистане, сидел в тюрьме в Кабуле, откуда бежал. По возвращению во Францию он занялся привычным делом, грабежом и разбоем. И все это время спец.службы и полиция Франции его в упор не видели.

Мохаммед Мера, как и Брейвик, еще раз подтвердили, что идеи толерантности рухнули. Плавильный котел нации, о котором так много говорили либералы, не работает. И в современных условиях никакого плавильного котла нации и быть не может. Это в девятнадцатом веке эмигрант покидая родину покидал одну культурную среду и попадал навсегда в другую. Сейчас из-за развития транспорта, средств коммуникации человек может жить в одной стране, но быть в привычной ему культурной среде, к которой он привык на родине.

Обычно, как пример приводятся США. Дескать в штаты приехало много нации, но они переродились в одну. Но это перерождение не было таким уж добровольным. Хочешь носить лапсердак и кипу? Открой лавочку в еврейском квартале и выше этого не поднимешься. Хочешь большего? Будь как все. Свою веру оставляй дома, а на людях не выделяйся. Вот правила американского плавильного котла нации.

Это мало походит на современную толерантность. По конам которой надо нагнуть титульную нацию страны в пользу понаехавшего меньшинства. Вывесить на церкви плакать с надписью - Иисус Христос воскрес. Этого нельзя, оскорбительно для мусульман. Зато мулла с минарета может орать сколько угодно. Христиан это оскорблять не должно. Странный подход.

Национальный вопрос, как и религиозный, самый больной. Национальность это часть самоидентификации личности. Любое ущемление коренного, образующего страну этноса в пользу заигрывания с национальными меньшинствами опасно. Это всегда закончится перестрелкой и кровью.
Tags: Либерастия.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments