Пролетарский мужской журнал .

Россия у нас одна и любить ее надо всякой.

Previous Entry Share Next Entry
Мифы и были Ярославского восстания. Часть 6.
amonov
34e465c18c7f.jpg


Ярославский Верден.

–----------------------------------------------------------------------------------------------
Но поддержать ярославцев извне оказалось некому. Союзники запоздали с десантом, Народная армия была ещё далеко, а большевики, наоборот, принялись за дело. 8 и 9 июля Советы подавили выступления в Рыбинске и Муроме. 11 июля был образован «Чрезвычайный штаб по ликвидации мятежа» под руководством Яна Ленцмана, который направил на штурм Ярославля порядка 7000 человек: отборные части коммунистов из других городов и иностранных наёмников — латышей, мадьяр, китайцев, отличавшихся дисциплиной, стойкостью в бою и чрезвычайной жестокостью к противнику.
–----------------------------------------------------------------------------------------------
Еще один фейк, повторяющийся постоянно — командовал подавлением мятежа Ян Ленцман. Только почему ни одного приказа, ни одной телеграммы и пр., с этой фамилией по теме Ярославского восстания нет. Это потому что до 23 июля он был начальником политотдела военкомата в Москве. Командовали подавлением мятежа другие люди. Фамилии их хорошо известны — Нейман, Бабич, глава губернского военно-революционного комитета, Гузарский, Геккер, командующий Ярославским районом. Ленцман появился в Ярославле уже после подавления мятежа. Более всех отличился в ликвидации мятежа Гузарский. Именно он взял командовал главным направлением. Причем не сразу, в первые дни восстание у красных не было единого командования, у каждой группировки был свои штаб. Несколько слов о Юрий Станиславовиче Гузарском. Прапорщик царской армии, перешел на строну большевиков, расстрелян в 1919 году. Вообще, если внимательно присмотреться к командовавшим ликвидацией мятежа, то там окажутся в большинстве офицеры русской армии, а не жиды-большевики, приехавшие с Лениным в бронированном вагоне из Германии.


Цифра в 7 тысяч бойцов взята с потолка. Никогда у красных одновременно не было таких сил на Ярославском фронте.
Из воспоминаний генерала Гоппера.

«Красные, окружавшие нас тонкой линией, не были сильны и безусловно не имели никаких резервов. Отряд в 200—300 человек, напав на какой-либо из их флангов и окружив его, мог легко повернуть все дело в нашу пользу»
Из разговор по прямому проводу с оперативным отделом наркомата по военным делам о ходе военных действий в Ярославле, численности Красных войск и их обеспечении. 20 июля.
«У противника около шестисот человек всего, у нас, т.е. у Гудзарского, тысяча пятьсот человек, у Геккера, который теперь вполне связался с нами телефонной, и людской, и поездной связью, немного более пятисот человек,»

Самое большее что концентрировали красные на Ярославском фронте — две, две с половиной тысячи человек.
И действительно среди них были китайцы, мадьяры, латыши, но их не наберется и половины. Китайцы, например, очень быстро кончились. За три дня 2-й Интернациональный отряд потерял до 90 процентов личного состава убитыми и ранеными. Но среди перхуровцев имелись так сказать «интернационалисты». Например, полковник Гоппер, уроженец Латвии, второй человек в штабе Перхурова.
Из его же мемуаров.
«Немного спустя красные повторили свой набег, во время которого пострадала одна наша застава, составленная из группы латышских офицеров.»

Как видим «интернационалисты» присутствовали у каждой из противоборствующих сторон. Поэтому слепить историю о Ярославском восстании, как борьбе русского народа против орд мадьяр, китайцев и латышей, под предводительством жидо-большевиков, не выйдет.

–--------------------------------------------------

Город взяли в плотное кольцо, поток добровольцев из окрестных селений почти прекратился, но восставший Ярославль всё равно держался. И тогда его решили просто... стереть с лица земли! Теперь жители могли вздохнуть свободно только ночью. Днём улицы и кварталы планомерно утюжили авиация и артиллерия красных — как минимум 10 батарей (в том числе крупнокалиберных — 6-дюймовых) и три бронепоезда.
–--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Поток добровольцев из окрестных сел прекратился не успев начаться. В кольцо перхуровцы загнали себя сами, не взяв Туговой горы и района за Которослью. Вместо того чтобы обезопасить себе тыл они упорно штурмовали линию от жд моста до станции Всполье, так называемую 11 версту. Кольцо вокруг города было не плотным до самого конца сидения.
«Днём улицы и кварталы планомерно утюжили авиация»

Авиация красных была представлена одним самолетом Voisin. Как этот старый аппарат умудрялся утюжить улицы и кварталы каждый день? Реальность куда более простая. Самолет работал над городом один день, сбросил 16 кг бомб, произвел разведку и при посадке перевернулся, после чего его отправили на ремонт. Было это 16 числа. Работу авиации не заметили ни красные, ни белые. В мемуарах о самолетах ни слова. Если бы не отчеты красных в Москву, о бомбардировках вообще никто не узнал.
Артиллерийский обстрел действительно был жестокий. И тут были объективные причины, а не простое желание уничтожить весь город.
–------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Крушили всё подряд — гражданские дома, памятники архитектуры, музеи, водопровод, пожарную станцию... Подходы к рекам простреливались. Даже для питья воду добывали из луж и сточных канав. Поэтому то, что не взорвали снаряды, прикончил огонь. 80% построек Ярославля исчезли. Перебитых граждан, по указу Перхурова, добровольцы наспех хоронили на ближайших церковных кладбищах. Столь варварского уничтожения города по тактике «выжженной земли» современная история ещё не знала.
Неудивительно, что даже среди простых солдат Красной армии поднялся ропот. «Я приказал открыть огонь, красноармейцы стрелять отказались, говоря, что там есть мирные граждане, я же, проверив наводку орудия и предварительно поговорив с красноармейцами, сам лично пустил 4 снаряда, после чего начали и красноармейцы обстреливать город», — вспоминал об обстреле города начальник Новгородского отряда А. П. Поляков.
–---------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Классика русофобского жанра — подтверждать свои фантазии выдранными из контекста цитатами. Что пишет Поляков на самом деле?

«Часов в 12 6/VII у меня образовался фронт на линии поселка Всполье от станции, где оказывали упорное сопротивление белогвардейская часть с одной их броневой машины. Но уже к вечеру того же дня в результате упорного продвижения вперед и двухстороннего сжатия белых, фронт наших красных войск занимался: 1-м советским полком от устья реки Котросль вверх до сходящихся в реке Котросль из города двух полевых дорог (ниже ж.д. моста через Котросль) и Новгородским сводным батальоном, продвинувшимся на 5 кварталов вперед от утреннего исходного первоначального положения, примыкавшим теперь уже правым флангом к 1-му советскому полку и выходившим левым флангом непосредственно к реке Волге. Часа в 2 дня мне было доложено, что 4 оруд[ия] на платформе к открытию огня были готовы. Подошедши к орудиям, я увидел, что они были наведены в центр города, где по указанию моей разведки находился штаб белых. Я приказал открыть огонь, красноармейцы стрелять отказались, говоря, что там есть мирные граждане, я же, проверив наводку орудия и предварительно поговорив с красноармейцами, сам лично пустил 4 снаряда, после чего начали и красноармейцы обстреливать город. После открытия артиллерийского огня из города появилось очень много беженцев, для которых был мною образован на второй день питательный пункт, т.к. по захвату складов у меня было очень много продовольствия. «

Обратите внимание на дату — 6 июля. Это первый день мятежа и Поляков описывает первый обстрел города. По версии Урюкова это уже прям самый разгар боев и невиданная жестокость поразила даже красноармейцев. Только документы фиксируют обратное. Как только разгорелось сражение всякие сомнения у красноармейцев исчезли. Командирам порой было сложно остановить обстрелы города.
Из доклад военно-революционного комитета северных железных дорог.
«Артиллерия бьет по своему усмотрению куда попало, в любой большой дом.»

Из статьи А.Я. Громова.

«Цепи засыпаны были пулеметным огнем поставленных на чердаках пулеметов. Потери большие... И к моему великому несчастью, рядом с моим домом, где была квартира, в трактире, угол Сенной площади и Пошехонской улицы, был поставлен пулемет. Приказал сбить этот пулемет. Исполнили... Дом загорелся, загорелся и мой, то есть где была квартира. Загорелась первая моя квартира, и после выяснилось: жену перенесли в другой дом через дорогу... родился сын... горит и этот дом... потолок валится... акушерка бежит, оставляя жену и ребенка, а также и мать жены уходит. Жена без памяти выползает, и сын, лежа на столе, горит.»

И все же беспорядки у красных в первые дни были, но не из-за обстрела города. В первый день нажим перхуровцев был таков, что штаб красных решил драпануть в Рыбинск. Бойцы от такой новости взбунтовались.

Из статьи А.Я. Громова.
«Наш Штаб позвонил по телефону, говорит: «Приготовь паровоз и вагоны». На мой вопрос: «Зачем?» Ответ: «На случай». — На случай отступить к Рыбинску, солдаты узнают, бегут с позиций. Странно, почему не бежать?.. Штаб отступает, следовательно им оставаться опасно, да и зачем оставаться одним? «

«Как сказал выше, паника разыгралась, солдаты бегут к Штабу, бросают позиции, отряд на 11-й версте просит смены и вагоны под раненых, подводы для патронов, они подбиваются с Владимирской колокольни. Пулеметы разбивают тендер, вода бежит, надо отправить в депо Ярославль... мастерские не работают... каждый паровоз — на вес золота, вот почему я и отчаялся. «

«Прибегаю в Штаб... Не успел закрыть за собою двери, кричу: «Что вы делаете? Я требую от вас именем революции пойти уговорить солдат, которые продолжают отступать. Паровоза я вам не дам и вагонов также». Командир Иванов 1-го Советского полка понял выражение расстроенного лица, вышел, смитинговал солдатам. Солдаты отправились с командирами и заняли старые позиции.»
–----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Боеприпасов у защитников Ярославля оставалось всё меньше. Пушки больше молчали, чем отвечали на выстрелы большевиков. А бойцы на передовой берегли трёхлинейные винтовки для штыковых контратак, в остальное время отстреливаясь из древних «берданок» да «Веттерли», к которым ещё были патроны. Удивительно, но даже в столь безнадёжной ситуации городское самоуправление пыталось организовать сбор средств для лишившихся крова в ходе бомбардировок! На другой чаше весов были мародёры — они охотились за оставшимся без присмотра имуществом.
–----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Остается большим секретом, почему старая винтовка Бердана не годится для старого, классического штыкового боя? Тут ведь главное правильно построить каре. История о Берданках берется авторами из стенограммы суда над Перхуровым. Зачем полковник нес этот бред не понятно. Возможно это более поздняя вставка, сделанная при публикации документов в девяностые. Если заглянуть в воспоминания генерала Гоппера, то там можно прочитать следующее.
«В винтовках недостатка не было, но начинал ощущаться недостаток в патронах, поэтому предполагалось перевооружать участки по очереди японскими винтовками, которых в складе было достаточно, с достаточным количеством патронов, оставшиеся же к этому времени ружейные патроны оставлялись исключительно для пулеметов. «

А вот о пулеметах надо сказать подробней. Их у восставших было не просто много, а очень много.

Из стенограммы суда над Перхуровым.

«Свидетель Горомов — Потому что мы пробовали идти в наступление, а белые располагали около 600 пулеметами. Дело в том, что они заняли арсенал и военный склад, который принял пулеметы от 83 частей. Пулеметов работало много, и от этого главным образом и получились такие большие потери.
Председатель — Может быть, Вы ошиблись относительно числа пулеметов?
— Никак нет.
— Сколько же тогда надо было белогвардейцам иметь пулеметчиков, если у них было 600 пулеметов?
— Они не все действовали, не все были поставлены. «

«Перхуров. — Я утверждаю только то, что было назначено требование не стрелять зажигательными снарядами, а вообще не стрелять я так писать не мог, потому бой есть бой. У нас всего было 500 снарядов. Больше я ничего не могу сказать.
— Сколько было всего пулеметов?
— В действии 60—70. «

И это на фронт длинной 16 км. Пулеметы были распределены по фронту не равномерно. На отдельных участках перхуровцы концентрировали по 20-30 пулеметов. Причем, судя по документам у них имелись не только станковые пулметы, но и ручные Льюиса и Мадсена, что в городских условиях вообще шикарно. Красные в начале Ярославского сидения могли выставить только 20 пулеметов, зато имели перевес в артиллерии.

Плотный пулеметный огонь противника красной нитью проходит через все воспоминания участников подавления метяжа.

Из воспоминаний Ярославского губернского комиссара финансов Г.И. Петровичева.

«Обстрел из пулеметов ст. Всполье, ее окрестностей и железной дороги производился все время, особенно с возвышенностей, на которых более всего припоминаю спичечная ф-ка Дунаева, Владимирская и Никитская церкви, Леонтьевское кладбище. В последнем месте скоро заставили замолчать. Один раз иду по главным путям станции, вижу, стоявшие в кучке красноармейцы разбегаются врассыпную под вагоны и кричат мне: «убегай», «убегай», летят пули. Я признаться, ничего не замечал, но тут кругом был песок, и они в него падали, много летело шальных пуль. Нескольким стрелочникам на крайней [стрелке (?)] ранило ноги. Борцы за культуру и цивилизацию очень много стреляли разрывными пулями, то и дело разрывавшимися, особенно при ударе о строения или деревья. «

«Нажим белогвардейцев на нашу линию в первую половину борьбы был значителен. То там, то тут нажимали они на наши части и усиливали огонь, главным образом, пулеметный (пулеметов им досталось достаточно). «
Из воспоминаний продовольственного комиссара г. Ярославля А. Охапкина.

«Когда заставили замолчать белогвардейскую батарею, тогда они открыли ураганный обстрел из пулеметов по участку близ церкви Златоуста в Коровниках, как видится, хотели прорваться через Которосль»
Воспоминания председателя военно-революционного комитета северных железных дорог И. Миронова

«Первые дни мы пытались взять город ружейной атакой, но у белых было слишком много пулеметов, мы потерпели поражение — наши атаки не имели на противника никакого действия. Поэтому мы перешли вскоре, главным образом, к артиллерийскому обстрелу города и обстрел в течение 11 дней был беспрерывный, круглые сутки, за исключением глубокой ночи. «
Не понятно , зачем делать из русских офицеров идиотов, которые бегают по городу с двумя винтовками? К 18 году многие из них прошли две войны, имели богатый боевой опыт и прекрасно знали как надо воевать. Да они просчитались в выборе стратегических целей, практически до конца сидения они пытались перерезать железную дорогу на Вологду и Архангельск, пытаясь помочь мифическому десанту союзников. Оборону города они выстроили прекрасно, базировалась она на пулеметах, а не на штыковых атаках и по этой причине красные несли страшные потери, некоторые части потеряли до 75 процентов личного состава.

Posts from This Journal by “Записки историка-любителя.” Tag


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

?

Log in

No account? Create an account